Про толкование сновидений

В прошлом году начал осваивать знаменитый труд Зигмунда Фрейда - "Толкование сновидений". Прочитал где-то чуть меньше половины лекций, а потом продал свой iPad, и книжка как бы затерялась. Сейчас вот скачал книгу заново и в ближайшее время продолжу изучение.

Одну из основных мыслей Фрейда можно свести к тому, что прежде, чем предстать перед нами, сновидения проходят особую обработку. Например, наши повседневные мысли могут превратиться в какие-либо зрительные образы. Далее обработанные сновидения проходят еще одну обработку - вторичную, которая связывает явное сновидение в более или менее осмысленное целое. Таким образом, все то, что с нами происходит наяву (пережиток), накладывается в виде отпечатка во сне, представляя в виде каких-либо образов. Фрейд изучал эти образы, общаясь со своими пациентами и знакомыми, которые рассказывали ему о своих сновидениях, а он в свою очередь, пытался истолковать их, задавая вопросы об отдельных элементах сновидения.

Я тоже часто пытаюсь истолковать то, что вижу во сне. Не знаю, насколько правильно у меня это выходит, но в некоторых случаях мне кажется, что мое истолкование является верным. К примеру, на днях я видел эпизод, как мой отец разбился, упав с большой высоты дома. Пока он падал, я неистово кричал от сознания того, что ничем не могу помочь, и что то, что произойдет через оставшеюся долю времени, никак уже не изменить. Я резко, практически моментально, спустился вниз, но он уже лежал на асфальте, животом вниз. Я повернул его к себе и увидел обезображенное лицо - передняя сторона черепа была раздроблена, а его правый глаз вышел из глазницы и  продолжал ели держался на мышцах. Затем я проснулся.

В последнее время уже второй раз на переходе между станциями метрополитена я видел мужчину средних лет с таким же обезображенным лицом - он просил милостыню. И хотя мой взгляд на нем был не больше секунды, этого хватило, чтобы увидеть его искусственный глаз, который выпячивал из глазницы.

Отец уже не молод, а в последнее время стал часто болеть. Порой приступы бывают очень сильными и не проходят по несколько дней. К сожалению, в его выздоровлении я не могу помочь, т.к. болезнь в его возрасте уже практически не вылечить, остается лишь поддерживать текущее состояние. Меня это очень беспокоит, и да, я переживаю за него. Я осознаю, что, возможно, скоро могу остаться без него. Это и есть осознание неизбежности. И это осознание еще больше давит на меня.

Получается, что:

Падение - это потеря, смерть.
Крик, попытка быстро добежать - это любовь, преданность.
Не смог предотвратить - это неизбежность.
Обезображенное лицо - это страх перед концом.

Таким образом, то, что меня порой гложет, как раз и явилось в виде образом во сне.